Сама такая

Обычно я считаю себя великодушным и добрым человеком, но на втором курсе университета моё умение прощать подверглось испытанию. Однокурсник Мэтт стал моим партнёром для подготовки презентации о современной английской литературе, и с самого начала Мэтт стал действовать мне на нервы.

Моя придирчивость и требовательность в работе шли вразрез со стихийным подходом Мэтта к  проекту. Он часто опаздывал на запланированные дискуссии и постоянно забывал о деталях, которые я считала важными. К тому же он нередко выполнял свои части проекта с опозданием, несмотря на мои лихорадочные СМС-напоминания.

За три дня до сдачи презентации я поняла, что Мэтт не доделал свою финальную часть, и я никак не могла до него дозвониться. Наконец за несколько часов до срока Мэтт прислал мне поспешно состряпанное заключение, извинившись и объяснив, что он был занят другим заданием.

Как и следовало ожидать, наша презентация не устроила профессора, и пока он перечислял все многочисленные недостатки нашей работы, я кипела от злости на Мэтта. Но он, похоже, не переживал, и как мне потом передал общий знакомый, ему казалось, что он справился со своей частью задания хорошо. Нет никакого смысла ругаться с человеком, который считает, что ничего плохого не сделал, поэтому, гордясь своим великодушием, я продолжала обращаться с ним вежливо, хотя, по-моему, он этого не заслуживал.

Два месяца спустя на другом занятии мы с новым партнёром Селин должны были подготовить презентацию о японской грамматике. Я считала, что сделала всё, что могла, для подготовки, но когда наша команда стала отвечать на вопросы преподавателя, выяснилось, что я неправильно поняла некоторые принципы, представленные в презентации, и наша команда получила плохую оценку. Я думала, что Селин рассердится, ведь было очевидно, что это произошло по моей вине, но вместо этого она утешила меня и помогла мне внести необходимые изменения в окончательный вариант презентации. Лёгкость, с которой Селин простила меня, заставила меня задуматься о своём поведении. Её реакция на мои ошибки была полной противоположностью моей обиды на Мэтта.

Вспоминая последние несколько недель, я поняла, что так и не простила Мэтта и не смогла удержаться от колких высказываний в его адрес перед друзьями. Конечно, Мэтт опаздывал с заданиями и, возможно, даже не был заинтересован в их качественном выполнении, но было донельзя очевидно, что на этот раз оценку команде испортила моя невнимательность. Я считала себя терпимой и великодушной, но моя реакция на поведение Мэтта выставила меня в истинном свете. Когда же я не заслуживала милости, Селин простила меня и не осудила. Я помолилась, чтобы этот опыт помог мне научиться любви, смирению и щедрости духа, зная, что все мы можем ошибаться и нуждаемся в прощении окружающих.