Лéдник

Впервые дедушка показал мне ледяной погреб или лéдник на молочной ферме, когда я ещё была в детском саду. После дойки молоко разливали в стерилизованные бутылки и погружали их в очень холодную воду в лéднике. В 1952 году холодильников не было, поэтому прохладная температура поддерживалась с помощью плотной изоляции и толстой двери. Молоко в бутылках оставалось свежим в ледяной воде, наполнявшей металлическое корыто. Потом, рано утром, деревянные ящики с бутылками загружали в грузовик, сверху прикрывались глыбами льда и доставлялись на дом по району. Каждый день свежее молоко.

Это молоко не было пастеризовано или гомогенизировано. Сливки для кофе снимали сверху или размешивались, чтобы сделать молоко жирнее. Можно было также взбить из молока масло. Сырое молоко от здоровых коров считалось полезным для здоровья. Со временем государственные правила и требования запретили продажу сырого молока. Но я до сих пор помню, как просто производилось свежее сырое молоко моего детства.

Хлев, где коровы тихо стояли в стойлах, маслобойня, где молоко разливалось по бутылкам, ледник – всё это меня пленяло. Я любила зелёные поля, усеянные полевыми цветами, где каждый день паслись коровы. Я любила запах зерна и сена, которыми их кормили перед дойкой. Я любила играть в хлеву в прятки и другие игры с братом, сестрами и кузенами.

Одной из наших игр было прокрасться в ледник и проверить, кто дольше продержит руки в ледяной воде. Я до сих пор помню обжигающе ледяную воду, от которой немели руки. Когда я вытаскивала их из воды, они были ярко-красными и горели, как от ожога.

Однажды мы пошли кататься на санках зимним утром, и нам было так весело, что я не заметила, что у меня промокли варежки и сапоги. Дома я заволновалась, потому что руки и ноги болели так сильно, что я не могла даже принять тёплую ванну. Я сидела в прохладной воде, которую постепенно подогревали, чтобы мои конечности отошли от холода.

Вспоминая те события, я задумалась о болезненных утратах в моей жизни. Скорбь холодит, как лёд. Когда мне было 14 лет, я понесла первую большую утрату – умер дедушка. Боль обжигала, как ледяная вода в детстве или как прохладная ванна, в которой оттаивали мои руки и ноги. Мне казалось, что сердце не просто раскалывается, но погружается в ледяную воду и застывает. Мне было так больно, что непонятно было, горячо мне или холодно. Было просто больно, и мне понадобилось время и поддержка, чтобы вновь начать чувствовать.

Но прошло время, и я согрелась, сердце оттаяло, а жгучая боль отступила. Я снова могла вспоминать о детских забавах в леднике и о дедушке без боли.  Я черпаю силы в добрых воспоминаниях и простых уроках жизни, которые он преподал мне.

Уроки ледника нелегки. Попадая туда, будьте великодушны к себе и не торопите время, необходимое для утешения и исцеления. Не старайтесь с головой окунуться в прежнюю жизнь, не старайтесь отвлечься делами или забавами, а иначе сделаете себе ещё больнее. Найдите надёжного человека, который даст вам возможность снова начать чувствовать, который всплакнёт с вами, когда вам нужно выплакаться, и посмеётся с вами, когда вам нужно посмеяться. Не пытайтесь заблокировать воспоминания о леднике, иначе вы упустите ценные и глубокие уроки жизни. Берегите своё сердце и дайте ему исцелиться.

Если вы ещё не приняли Иисуса и Его дар утешения, можете сделать это сейчас, помолившись следующей молитвой.

Иисус, прости мне все мои грехи. Я верю, что Ты отдал за меня Свою жизнь. Я открываю дверь сердца и прошу Тебя войти и дать мне дар вечной жизни. Аминь.

Joyce Suttin

Joyce Suttin is a retired teacher, writer, and frequent contributor to Activated magazine. She lives in San Antonio Texas with her husband and has an on-line ministry excerpting, editing, and writing inspirational material.