Бесконечный процесс

«И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим».1 Когда я впервые услышала этот стих из Библии, у меня защемило сердце, и мне стало стыдно. Почему? Потому что я знала, что есть люди, которых я не простила. Но я очень хотела, чтобы Бог простил меня за мои проступки, причинившие боль другим.

Я не хотела, чтобы Бог прощал меня так, как прощала я, потому что я знала, что не простила некоторых людей. Мне очень нужно было прощение милостивого Бога, и я раскаивалась в содеянном. Но мне казалось, что мои обидчики не раскаивались в своих проступках против меня. Так нечестно! По крайней мере, мне так казалось.

Ёрзая на стуле, я помолилась и сказала Богу, что, по-моему, это нечестно. Потом Он ответил мне и сказал: «Со Мной тоже нечестно поступили». Он имел в виду смерть на кресте.

Я ответила: «Мне очень жаль, что так получилось. Но Ты же Бог и можешь сделать невозможное. А я просто слабая женщина и иногда веду себя по-дурацки».

«Я ведь сотворил тебя по Моему образу и подобию. Значит, ты можешь поступить правильно. Я знаю, потому что дал тебе всё необходимое».

«Ну ладно…. Тебе придётся помочь мне простить их, потому что у меня просто нет сил. Ты моя сила, Господь. Помоги мне простить их Твоей благодатью».

И Он помогает мне до сих пор! Прощение даётся нелегко, но с Его помощью мы можем прощать.

Я обнаружила, что прощение – бесконечный процесс. В Своей милости и любви Бог дал мне некоторые инструменты, чтобы облегчить мне задачу. Некоторые инструменты забавные, некоторые серьёзные, а некоторые – просто здравые, например, посмотреть на ситуацию с точки зрения Бога.

Один забавный инструмент – это чувство юмора. В Библии сказано: «Весёлое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости».2 Как правильно подобранное лекарство может избавить нас от боли и ускорить процесс исцеления, так и весёлое сердце или хорошее чувство юмора может помочь нам найти утешение и душевный покой, когда кто-то обижает нас, специально или нечаянно.

Однажды я работала с новым коллегой, но ему всё не нравилось, как я работаю. Я злилась на него и жалела себя. Наконец, в молитве я сказала Богу: «Если я ему так не нравлюсь…» Не успела я закончить предложение, как услышала тихий голос в душе: «Я съем всю его жареную картошку!» Что?!

Я рассмеялась! Потому что откуда ни возьмись, мне на ум пришла шутка, которую мы часто вспоминали с покойным мужем. Много лет назад, когда он начал учить испанский язык, они с друзьями вместе обедали. И тут он сказал на ломаном испанском: «Если я вам не нравлюсь, я съем вашу жареную картошку!» Друзья замерли в шоке. Потом они покатились со смеху, потому что он хотел сказать: «Если вам не нравится жареная картошка, я её доем».

В общем, я посмеялась, мне стало легче, и я смогла простить нового коллегу и перестала воспринимать всё так болезненно.

Ещё один инструмент я называю «10 вещей, которые надо прощать». Я взяла его из одного рассказа.

На золотой свадьбе бабушка открыла секрет своего долгого и счастливого брака. «В день свадьбы я решила составить список из 10 недостатков мужа, на которые я не буду обращать внимания ради нашего брака», – сказала она. Один из гостей попросил назвать эти недостатки. Она ответила: «Если честно, у меня так и не дошли руки составить список. Но когда муж доводил меня до белого каления, я всегда говорила себе: «На его счастье, это один из десяти недостатков».3

Ещё один полезный инструмент я нашла в рассказе Корри тен Боом. Она иллюстрирует прощение через описание церковного колокола. Процесс прощения несёт с собой трудные эмоции, например, обиду, раздражение, болезненные воспоминания и т.д. Она сказала, что процесс прощения можно сравнить с тем, как мы отпускаем верёвку, привязанную к языку колокола. Мы говорим, что прощаем и отпускаем её, но неприятные ощущения уходят не сразу. Когда мы отпускаем верёвку, колокол продолжает звонить некоторое время, но постепенно он замедляется и утихает, пока совсем не остановится.

Завершение цикла прощения требует времени, но в конце концов он принесёт покой душе и разуму.

  1. от Матфея, 6:12
  2. Притчи, 17:22
  3. Родерик Макфарлейн, Reader’s Digest, декабрь 1992