Целительное восхождение

«Если мы сможем взойти на эту гору, то не останется ничего, что мы не сможем преодолеть вместе!»

Я помню, как мой отец старательно улыбался и с надеждой указал на горную вершину метрах в тридцати от шоссе. Мне было 13 лет, и мы с отцом и старшим братом возвращались по каменистым, знойным пустыням Мексики в США, чтобы закончить там какие-то дела.

Мои родители занимались миссионерской работой в Мексике, а я была рада идти вслед за ними. Жизнь была прекрасна, и я усердно наслаждалась ей.

Однако в то время всё было не так уж радужно. У родителей возникли проблемы в отношениях, и они решили несколько месяцев пожить отдельно. Мама переехала несколько недель назад, и я беспокоилась, что она не вернётся.

В пути было заметно, что отец переживает из-за трудной ситуации. Он казался печальным, обеспокоенным и усталым. В воздухе висели тоска и неуверенность. Одновременно все мы стали испытывать недомогание и головную боль, скорее всего, потому что перегрелись, да к тому же эмоции сыграли свою роль. Я помню, мне казалось, что мы все сейчас расплачемся. Так продолжалось почти целый день, пока внезапно посреди пустыни папа не остановил машину.

Я до сих пор вижу перед собой лицо отца. Его глаза блестели непролитыми слезами, когда он вышел из машины и позвал нас с собой. Неохотно, как свойственно подросткам, мы выбрались из автомобиля. Метрах в тридцати от нас возвышалась скалистая гора. Она была метров семьдесят высотой, и к вершине не вела ни одна тропинка.

На голову давила палящая жара. Мы жмурились, глядя на скалистый склон, потом вспомнили о койотах и гремучих змеях и огляделись вокруг. Так мы и стояли молча, думая, что же будет дальше, когда отец заговорил:

«Если мы сможем взойти на эту гору, то не останется ничего, что мы не сможем преодолеть вместе!»

Не знаю, как он догадался, что для утешения мы нуждаемся именно в этом.

На удивление, мы с братом не стали спорить, несмотря на ужасное самочувствие. Я стояла, глядя на скалистую возвышенность, и меня охватило непреодолимое желание взойти на гору. Ничего, что мы устали, плохо себя чувствуем и расстраиваемся. Ведь глядя на вершину, я представила, какой восторг испытаю, когда покорю скалы и взойду на неё.

Мы оставили машину на обочине и, не оглядываясь, начали восхождение. Через десять минут мы уже перекидывались фразами, шагая между скалами и расселинами, «Спасибо, папа», «Ты молодец!». Нам стало легче, и подниматься стало веселее.

Вспоминая наше восхождение, я вижу, как мы оставляли позади наши страхи и обиды. Мы возносили руки к небесам и говорили Иисусу: «Мы сдаёмся и уповаем на Тебя!»

Моё сердце переполняли эмоции и невысказанные вопросы. Я старалась держаться ради отца и не понимала, какие чувства и страхи переполняют меня. Но мы шли вверх, тяжесть и тревога падали с плеч и оставались позади вместе с пройденными гребнями и валунами.

До вершины мы добрались часа через три под палящим солнцем. К тому времени поднялся ветер, и начался закат великолепных красно-жёлтых сполохов. Затаив дыхание, мы наслаждались потрясающей панорамой, открывшейся нашему взору. Мы смеялись, болтали и купались в лучах любви Творца. Мы оставили позади свои беды, и наши лица вновь озарились улыбками. Я помню ощущение жизни и свободы вопреки усталости.

Мы спустились с горы другими людьми. Я не сомневалась, что всё будет в порядке. Так и вышло. И дело не только в том, что родители, в конце концов, наладили отношения, и мама вернулась домой. Дело в том, что мы ощутили прикосновение Бога в красоте природы и простой иллюстрации восхождения на вершину. Он показал нам, что нам всё по плечу! И Он дал на почувствовать Свою любовь и близость.

Я никогда не забуду то восхождение по двум причинам.

Во-первых, я чётко ощутила присутствие Иисуса. Стоя на вершине горы, я чувствовала себя счастливой, уверенной и любимой, несмотря на переживания и тревоги предыдущих недель. Это было неземное, сверхъестественное чувство.

Во-вторых, я поняла, что мне не нужно «исцелять» себя. Мне не нужно было мучиться, чтобы преодолеть обуревавшие меня эмоции. Мне ничего не нужно было делать, ни молиться на коленях, ни взывать в отчаянии. Я просто расслабилась и услышала, как Иисус шепчет мне Свои слова в дуновении ветра, в величественном молчании гор и в восторге покорения вершины. Мне нужно было лишь броситься в Его крепкие объятия, зная, что Он подхватит меня.