Просьба

В первое Рождество в г. Тайпей (Тайвань) я впервые услышала классическую рождественскую песню «Тихая ночь» на китайском языке. Она произвела на меня сильное впечатление, и я подумала, что надо выучить слова. Первая строчка далась мне легко, ведь это было название песни, но с остальными было сложнее.

Я понимала лишь несколько простых слов на китайском, но мы с двумя подругами решили, что недостаток словарного запаса не помешает нам делиться с людьми духом Рождества. Во мгновение ока мы втянулись в напряжённый график благотворительных рождественских представлений. Десять дней перед Рождеством были распланированы под завязку. Мы собирались петь колядки и проводить музыкально-танцевальные концерты.

Во второе Рождество в Тайпее наши голоса звучали и в роскошных стенах самых популярных торговых центров города, и в суровых коридорах колонии для несовершеннолетних. Нас тронула признательность мальчишек, на их лицах запечатлелась благодарность за весть о сути Рождества. Больные в госпитале, где мы выступали в тот год, тоже поблагодарили нас за то, что мы их не забыли. Мы нарядились клоунами и подарили улыбки сиротам в детском доме.

Помогая раздавать игрушки от спонсоров нуждающимся детям, я подумала, что Бог всегда готовит идеальный рождественский подарок каждому, именно то, в чём он нуждается больше всего в тот момент. Я вспомнила дома престарелых, где объятия детей утешают сердца истосковавшихся по семьям. В приюте для бездомных среди подарков оказались вещи для малыша, которые стали ответом на молитвы молодой матери.

Потом наступило третье Рождество в Тайпее. К тому времени я наконец-то выучила «Тихую ночь» на китайском, но у меня была скромная роль в выступлениях, я подыгрывала нашим певцам на гитаре. Мы отправились в центры для инвалидов, больницы и т.п. Каждый раз я играла «Тихую ночь» и вспоминала, как внутренний голос твердил мне выучить слова песни на китайском. Я не могла понять, для чего я так старалась.

За несколько дней до Рождества я стояла в лобби госпиталя Ян-Мин, рассеянно перебирая струны гитары. Наше выступление закончилось, некоторые из коллег пошли по палатам пообщаться с пациентами, которые не видели концерт. Кому-то надо было остаться караулить оборудование, и на этот раз был мой черёд.

Потом я увидела его, пожилого человека лет восьмидесяти. Он улыбнулся, и я улыбнулась в ответ. Он подозвал меня сесть рядом, я опустилась на скамейку, поставив рядом гитару.

«Спасибо, что подошли», – сказал он медленно. Я не сразу поняла, что он говорит по-английски. Я спросила, понравился ли ему концерт, и мы быстро перешли на китайский, когда я поняла, что его словарный запас на английском истощился.

Ему было жаль, что он не посмотрел наш концерт, но он слышал, что мы регулярно ходим в госпиталь, и подумал, как замечательно, что мы приехали в его страну заниматься всеми этими делами. Он широко взмахнул рукой на слове «всеми».

Для поддержания разговора я сказала, что приходила в госпиталь и в прошлом году.

«И в следующем, наверно, придешь, – ответил старик по-китайски с огоньком во взоре, – только меня здесь не будет».

Мне стало неловко, когда я поняла, что он имеет в виду не выздоровление. Он думал, что не доживёт до следующего Рождества.

«Если хотите, – неловко пробормотала я, – Я могу спеть вам сейчас. Я одна и песен знаю немного, но…»

Его морщинистое лицо озарилось радостью, и он вздохнул с облегчением. «Есть одна песня, которую я хотел бы услышать,» – сказал он.

Я заволновалась при мысли, что мне придётся петь на заказ. Я не хотела бы разочаровывать его. И тут мой взгляд упал на листок бумаги в его руках. Это была христианская листовка, которую я дала ему, когда только подошла. На лицевой странице был изображён подарок, обвязанный ленточкой, и слова «Рождественский подарок тебе».

И тут я поняла. Среди игрушек и подарков, смеха, слёз и добрых слов, которые мы дарили людям, Бог принёс каждому сердцу самые нужные подарки. Мне лишь требовалось желание быть Его руками и ногами, Его глазами, ушами, устами. Я вдруг поняла, что всё будет хорошо. Он ещё не успел договорить, а я уже храбро улыбнулась.

Он сказал: «Пожалуйста, спой «Тихую ночь»».